Сценарий учебного занятия «Кто придумал первую букву?»

Цель. Проследить сложный путь создания письменности; развивать у детей любознательность; формировать коммуникативные навыки.

Оборудование. Музыка разных народов (России, Египта, Греции и др.); рисунок Тэффи (Приложение 1); изображение глиняного диска, найденного в городе Феcте на острове Крит в ХVII в. до н.э. (Приложение 2); глиняные черепки с иероглифами (Приложение 3); греческие буквы (Приложение 4); азбука Кирилла и Мефодия (Приложения 5, 6); азбука времен Петра І (Приложение 7); современный алфавит; книга «Откуда Азбука пошла» (авт. Перехвальская Е.В. М.: «Малыш», 1989); рисунок с изображением египетских пирамид, папирусы.

ХОД ЗАНЯТИЯ

Учитель. Ребята, у нас сегодня необычное занятие. Давайте с вами попробуем ответить на вопрос Димы Г., который он задал на одном из первых уроков: «А кто придумал первую букву?» А вам интересно узнать ответ на этот вопрос? (…) Помогут нам в поиске ответа две сестрички: первоклассница Танюша и ее старшая сестричка Даша. Посмотрите, что с ними происходило…

Комната. Танюша играет с куклой, Даша читает.

Даша. Танюша, скоро мама придет, а что ты ей покажешь? Ты же обещала написать две строчки букв и прочитать страницу букваря.

Танюша. Не хочу ни читать, ни писать! Трудно мне. И кто придумал эти буквы?! Одно мучение с ними!

Даша. Хорошо. Не нужно читать и писать. Я не буду тебя уговаривать. А хочешь побывать в музее истории букв? Правда, войти в него смогут только смелые дети. Почему? В каждом зале этого музея восковые фигуры, а у входа – волшебная книга. Перевернешь страницу, и сразу фигуры оживают. И рассказывают о том, как люди учились писать…

Танюша. Я смелая! Пойдем побыстрее.

Девочки выходят из комнаты, подходят к «музею». У входа – увеличенная книга «Откуда азбука пошла?». (Каждая страница отражает письменность изображаемого периода.) Танюша переворачивает первый лист (зрители видят рисуночное письмо – см. Приложения 1 и 2, которые следует увеличить в соответствии с размерами волшебной книги).

Звучит музыка. Хижина туземцев. Рядом Тэффи делает ожерелье из ягод. Ее мать перебирает лечебные травы. Поодаль отец Тегумай привязывает наконечник к деревянному копью.

Отец. Я иду на рыбалку, к вечеру будет рыба.

Тэффи. Я иду с тобой. Как всегда.

Мать. Удачной вам рыбалки! Возвращайтесь скорее.

Отец и Тэффи идут через болото, выходят к реке.

Отец. Смотри, дочка, сколько рыбы! Славная должна быть рыбалка!

Начинается рыбалка. Тегумай накалывает рыбу на копье, улов отдает дочери. Она складывает рыбу в кучку.

– Ай, сломалось копье! Что же делать? На починку уйдет целый день. А рыба так и кишит.

Тэффи. У тебя же есть другое копье. Такое большое и черное. Хочешь, я сбегаю и попрошу его у мамы?

Отец. Куда тебе бежать в такую даль? Еще утонешь в Бобровом болоте. Попробую починить.

Сел на землю, вынул из кожаного мешочка оленьи жилы, длинные полоски кожи, кусочек смолы, воска и начал чинить копье. В это время на берегу показался незнакомец.

Тэффи. Это зверски досадно, что мы с тобой не умеем писать! Написали б записочку, чтоб нам прислали другое копье. (Обращаясь к Незнакомцу.) Поди сюда! Знаешь, где живет моя мама?

Незнакомец. Хм… Ничего не понимаю, что говорит эта милая девочка. Ведь она из другого племени.

Отец. Не приставай к старшим!

Тэффи. Я не пристаю. Я только хочу, чтобы он маме передал, что нам нужно другое копье. А он не понимает.

Тэффи стала показывать незнакомцу, что случилось у ее отца.

Незнакомец. Это удивительный ребенок. Она топает на меня ногой и строит мне рожицы. Она, наверно, дочь этого знаменитого вождя, который так важен, что даже не обращает на меня никакого внимания.

Он улыбнулся еще любезнее.

Тэффи (Незнакомцу). Я хочу, чтобы ты пошел к моей маме (ведь ноги у тебя длиннее моих) и попросил, чтобы тебе дали другое копье. Черное. Оно висит у нас над очагом.

Незнакомец. Очень удивительная девочка. Машет руками, кричит. Если не выполню ее приказаний, этот вождь разозлится.

Незнакомец встал, содрал кусок бересты. Затем показал ее белую сторону девочке.

– Моя душа чистая, и я никому не желаю зла.

Тэффи. О, понимаю! Ты хочешь узнать, где живет моя мама? Конечно, я не умею писать, но я могу нарисовать картину. Можешь глядеть из-за моего плеча.

Ложится на живот, болтает ногами, рисует (см. Приложение 1) и поясняет.

– Сначала я нарисую, как папа ловит рыбу, потом – как у него сломалось копье. А теперь нарисую другое копье – то, которое ему нужно, черное. А вот это я посылаю тебя за копьем. Волосы у меня не торчат, как я нарисовала, но так рисовать легче. А теперь я нарисую тебя. Ты красивый, но я не смогу нарисовать красавца, не сердись.

Незнакомец. Наверно, где-то сейчас происходит большое сражение.

Тэффи. Я помещу копье, которое нужно папе, у тебя в руке, чтобы ты не забыл принести его. Теперь я покажу тебе, где живет моя мама. Дойдешь до двух деревьев, потом поднимись на гору, и тогда выйдешь на Бобровое болото. Я не умею рисовать бобров, я нарисовала их головки. Как кончится болото, тут сразу и будет наша пещера. А вот моя мама. Она красивее всех мам. Если забудешь про копье, я нарисую его снаружи, но оно внутри пещеры! Ты покажи эту картинку маме, и она даст тебе это копье. Она подняла руки, потому что рада видеть тебя. Ты хорошо понял или объяснить еще раз?

Незнакомец (кивает головой). Если я не приведу племя этого великого вождя ему на помощь, его убьют враги, которые подкрадываются со всех сторон! Быстрее надо помочь!

Отец. Что это ты делала, Тэффи?

Тэффи. Это мой секрет. Скоро узнаешь, в чем дело.

Отец. Ладно.

Незнакомец взял бересту с рисунками и побежал. Вот он добрался до пещеры и, вежливо улыбнувшись, вручил матери Тэффи письмо.
Мать взглянула на картинку, завизжала, повалила незнакомца на землю, начала вырывать пучки волос с его головы. Прибежавшим соплеменникам она объясняет, показывая бересту.

Мать. Этот незнакомец проткнул моего Тегумая копьями и так напугал Тэффи, что волосы у нее встали дыбом. Смотрите, вот мой Тегумай, у него сломана рука. Вот копье, которое воткнуто ему в спину. А вот целая шайка злодеев подкрадывается сзади к Тегумаю. Это ужасно, ужасно.

Все (хором). Ужасно!

Соплеменники забили в барабаны и стали исполнять ритуальный танец. За сценой слышны крики: «Отрубить ему голову, но пусть сначала отведет нас к реке и покажет, где спрятал Тэффи».
Когда незнакомец привел племя к реке, все увидели, что Тэффи плетет венок, а Тегумай целится в карпа копьем, которое починил.

Тэффи. Быстро ты вернулся, но зачем привел столько народу?

Народ набросился на Тегумая, вырывая перья из его головного убора.

Отец. Оставьте меня в покое! Стоит только человеку сломать копье, как на него набрасывается племя. Кто вам дал право соваться в чужие дела?

Мать. А где же злодеи, что проткнули тебя острыми копьями?

Отец. Никаких тут не было злодеев, а был этот незнакомец, которого вы бьете сейчас. Не сошли ли вы с ума?

Мать. Он принес нам страшную картинку. На ней ты с ног до головы утыкан стрелами!

Тэффи. Это я дала картинку.

Мать. Ты?!

Тэффи. Я хотела, чтобы Незнакомец принес сюда папино копье. Копье я нарисовала три раза, чтобы незнакомец не забыл о нем. А эти фигурки не злодеи, а бобры. А это мама у входа в пещеру. Она стоит и улыбается.

Вождь. О девочка! Ты сделала великое открытие. Придет время, когда люди назовут его умением писать. Пока мы будем посылать друг другу картинки. Правда, их не все одинаково поймут. Но придет время, мы придумаем буквы и научимся читать и писать. И тогда у нас не будет таких недоразумений.

Туземцы застывают восковыми фигурами. Вновь появляются сестрички Даша и Танюша.

Даша. Видела, какая история приключилась, чуть человека не убили. И все потому, что один и тот же рисунок все не могут понять одинаково. Идем дальше?

Танюша. Конечно. Ведь мы еще не узнали, как придумали первую букву…

Даша. Приготовься, сейчас переверну страницу, и мы перенесемся на тысячи лет назад в Древний Египет.

Даша с Танюшей переворачивают следующую страницу волшебной книги. Зрители видят египетские иероглифы (см. Приложение 3). Звучит восточная музыка.

Древний Египет. Дом писца. Сын писца, мальчик Меро, сидя на циновке, обмакивает тростниковую палочку в краску и выводит на черепках иероглифы.

Меро. Выучусь, буду писцом, все меня будут уважать. Я учусь уже третий год, научился писать красиво. Но овладеть грамотой – такое трудное дело.

В комнату вбегает соседский мальчик Ренси, сын ткача.

Ренси. Меро, пойдем играть!

Меро. Не могу, Ренси. Видишь, я учусь.

Ренси разглядывает глиняные черепки, берет их в руки.

Меро. Осторожно, не разбей!..

Ренси (кладет черепки на место). Ну и тяжелые… А что тут написано?

Меро. Я написал БОГ РА (см. рис. 1). Учитель велел переписать это несколько раз. Каждый значок – это целое слово, видишь?

Ренси. Интересно. И так ты можешь написать все, что хочешь?

Меро. Нет, еще не все. Иероглифов очень много, трудно их все запомнить, но через несколько лет я стану настоящим писцом. Я и теперь знаю много иероглифов. Вот – идти (см. рис. 2), а вот – дом (см. рис. 3), а если поставить их вместе, получится – выходить. (см. рис. 4)

Ренси (присел на корточки, задумался). А как же написать твое имя – Меро? Тебя, что ли, рисовать?

Меро. Ну, это просто. Сначала я нарисую метелку камыша (см. рис. 5), а потом рот (см. рис. 6).

Метелка начинается на МЕ, а рот – на РО. МЕ-РО (см. рис. 7).

Ренси так и подпрыгнул.

Ренси (подпрыгнув). Слушай! Так можно писать не только имена людей, а все слова. Писать будет легче: как слышишь, так и напишешь.

Появившийся в дверях отец Меро грозно спросил.

Отец. Ишь, чего выдумал!.. Это чтобы всякий ткач смог овладеть грамотой?! Иди и занимайся своими тряпками!.. А ты, сын, сегодня выучи новые 10 иероглифов. Вечером спрошу тебя. Писец много должен знать. Пусть писцы учат простолюдинов в других краях!

Восковые фигуры Меро и его отца застывают.

Учитель. Заметили, ребята, что сначала иероглифы (своеобразные рисунки для слов) обозначали целые слова? Но постепенно появились иероглифы для слогов. Помните, что свое имя мальчик-писец записал такими иероглифами? (Cм. рис. 7.)

А от иероглифов-слогов до появления букв пройдет еще не одна сотня лет…

Сестрички Даша и Танюша не торопятся переворачивать следующую страницу волшебной книги…

Танюша. Даша, представляешь, этот мальчик учится больше трех лет, а еще не все рисунки-иероглифы выучил! Неужели и мне придется учить буквы больше трех лет?

Даша. Сестренка, не трусь. Букв ведь не так много, как иероглифов.
А вот в Китае и Японии дети и сейчас учат не буквы, а иероглифы. Таких иероглифов нужно знать тысячи.

Танюша. Не пугай меня.

Даша. Идем дальше?

Танюша. Да.

Девочки переворачивают очередную страницу волшебной книги. Зрители видят финикийские буквы (см. Приложение 4).

Звучит греческая музыка. Древняя Греция. Город на берегу моря. В торговой лавке – мешки зерна, горшки с маслом. Разговаривают отец-торговец и его сын Аристид.

Отец. Аристид, сегодня прибывает корабль. Поможешь мне торговать?

Аристид. Но, отец, в наш город пришли сказители. Мне так хочется послушать их рассказы о морских приключениях, о подвигах героев. Вечером отпустишь меня послушать эти рассказы? Так хочется их запомнить!

Отец. Запомнить – дело нелегкое. Недаром сказителей так уважают. А чтобы сохранить рассказы, сказитель передает их ученику.

Аристид. А вдруг ученик попадется плохой и ничего не запомнит? Тогда все мифы и поэмы пропадут? Как бы сохранить их?.. (Задумался.)

Отец. Ладно, вечером отпущу. А пока идем со мной, будешь помогать.

Подходит купец, а с ним – слуга с дощечкой и металлической палочкой.

Купец. Пиши: «Купили 8 горшков масла».

Слуга царапает палочкой на дощечке, покрытой тонким слоем воска (см. рис. 8).

Отец отставляет купленный товар и приглашает купца попробовать другие сорта масла.

Отец. Не угодно ли пройти в хранилище посмотреть другой товар?

Уходят.

Аристид. Что это ты делаешь?

Слуга. Пишу, сколько купили-продали. У моего хозяина каждое зернышко на счету.

Аристид. Как это «пишу»?

Слуга. Так и пишу, буквами. Смотри.

Прочитывает сделанную запись (см. рис. 8).

Аристид. А я думал, только ученые и мудрецы умеют писать.

Слуга. А чего тут уметь? Велика премудрость: двадцать букв.

Аристид. А научи меня!

Слуга. Мы – финикийцы – можем научить грамоте любого.

Аристид. А как написать мое имя?

Слуга. Как тебя зовут? Аристид? Смотри, вот так пишется твое имя! (см. рис. 9).

Аристид. Получается, что ты можешь записать любое слово? И даже предания сказителей? Как я хочу научиться писать! Покажи мне остальные буквы.

Восковые фигуры слуги и Аристида снова застывают.

Учитель. Вот так греки познакомились с письмом финикийцев. Вы, наверное, заметили, что в этом письме буквами обозначались только согласные звуки (показывает финикийские буквы – см. Приложение 4, рис. 8, 9).

Позднее греки усовершенствовали алфавит финикийцев. Думаю, вы уже догадались, как именно. Конечно, они добавили буквы для обозначения гласных звуков.

Танюша. Но наши буквы совсем не похожи на буквы греческого алфавита…

Даша. Тебе интересно познакомиться с историей нашего алфавита? Тогда приготовься очутиться у славян – болгар, украинцев, русских.

Сестрички переворачивают очередную страницу чудесной книги, зрители видят азбуку славян – кириллицу (см. Приложения 5, 6).

Звучит болгарская музыка. Византия, IX век. Оживают восковые фигуры братьев-школьников (старший Мефодий и младший Кирилл) – они выполняют домашние задания.

Кирилл. Наконец-то и я в школу пошел. Мефодий, а почему учитель все время говорит по-гречески, как наш отец? Я слышал, он в лавке прекрасно разговаривал по-славянски, как наша мама.

Мефодий. Так это в лавке. А в школе можно только на греческом языке. Потому что книги, знания – все от греков.

Кирилл. А почему у славян нет своих книг?

Мефодий. Потому что писать на славянском языке нельзя.

Кирилл. Как это? Вот я возьму и напишу «Дом».

Мефодий. А «Я живу в доме» уже не напишешь, потому что нет такой буквы «Ж». И «Я» тоже нет.

Кирилл. Так я придумаю! Хотя бы вот такие (см. рис. 10, 11, 12).

Это пусть будет буква «Я» (см. рис. 10).

И «Ж» придумаю. Вот так (рис. 11) или так (рис. 12). Выбирай любую.

Мефодий. А знаешь, наш учитель не устает повторять: «Только культурные языки достойны чернил и пергамента, это латынь и греческий язык. Все другие языки – грубые и варварские, и писать на них нельзя».

Кирилл. Нет, можно! Наша мама славянка. Вот вырасту и придумаю славянам буквы. Они будут писать, и не хуже, чем греки. И у славян будут свои книги. А греческие книги мы переведем на славянский язык. Ты мне поможешь, Мефодий?

Мефодий. Конечно, я буду помогать тебе. Пусть будут у славян свои книги.

Восковые фигуры Кирилла и Мефодия застывают.

Учитель. Так и случилось. Придумали братья азбуку для славян и перевели с ее помощью греческие книги на славянский язык.

Учитель показывает азбуку Кирилла и Мефодия.

Танюша (рассматривает азбуку). Сколько завитушек в буквах! А букв-то очень много! Как же дети могли это все запомнить?

Даша. Ну, это гораздо легче, чем запоминать тысячи иероглифов… Танюша, ты, наверное, устала? Возвращаемся домой или заглянем в следующий зал музея истории букв?

Танюша. Да что ты, у меня много сил! Я совсем не устала и хочу узнать и про русские буквы…

Даша. Я в этом музее не первый раз и знаю, что нас ожидает путешествие в XVIII век, во времена Петра І.

Девочки переворачивают следующую страницу волшебной книги. На ней изображены буквы Петровской эпохи. Звучит русская музыка.

Горница боярского терема. На стене висит азбука тех времен. За столом сидит Андрейка и водит пальцем по страницам большой старой книги. Рядом стоит чернильница, а в ней – гусиное перо. Дед слушает внука и кивает головой. Маленькая Настена тоже с любопытством заглядывает в книгу.

Андрейка. ГЛАГОЛЬ, ОН, РЦЫ, АЗ… (задумчиво чешет затылок), ГЛАГОЛЬ-ОН, вместе ГО, РЦЫ-АЗ, вместе РА. Получается (читает по складам) ГО-РА. ДОБРО, ОН, МЫСЛИТЕ, ЕР… (опять чешет затылок). Неужели… ДОМ?

Настена. А что за слова такие мудреные: ГЛАГОЛЬ, РЦЫ, ЕР?

Андрейка. Так буквы называются (подходит к азбуке на стене). Вот видишь, эта буква – «Аз», эта – «Глаголь», а эта – «Добро».

Настена. Как сложно! И не упомнишь!

Дед (недовольно). Тьфу, девки таперича грамоту хотят знать. Все нынче не так! Отец ваш боярин, а работает, как простой ремесленник: целыми днями помогает царю Петру корабли строить. Раньше кораблей не было – и ничего, жили… Тьфу!!!

Отец (заходя в горницу). Дети! Чем занимаетесь?

Дед (ворчит). Да вот азбуку учат. Трудна грамота-то, не всякий осилит.

Отец. Пойду к царю-батюшке Петру. Царь обещал придумать, как облегчить азбуку. Вот и будет грамота попроще.

Кабинет царя Петра. За столом сидит царь Петр, перед ним азбука.

Отец (входя). Челом бью, царь-батюшка! (Кланяется.)

Петр. А! Заходи-заходи… Что смурной?

Отец. Ты сам говорил: ученые люди России нужны. Да вот беда: азбука трудна. Буквы сложные. Читать детям трудно.

Петр. Да! Я уже думал над этим и вот что решил. Быть буквам ровным, простым, без завитушек. А лишние уберем. Вот так! (Вычеркивает буквы из азбуки – см. Приложение 7.) Теперь другое дело!

Восковые фигуры царя и боярина застывают.

Учитель. Эта новая азбука (показывает азбуку с правкой царя Петра) и составила основу современного алфавита (показывает этот алфавит).

Учитель закрывает волшебную книгу.

Учитель. Вот и закончилось наше путешествие в прошлое. А нужно ли было устраивать это путешествие?

Дети высказывают свои мнения.

Танюша (обращаясь к Даше). А как мне интересно было! Даша, я поняла, что наша азбука не такая трудная, как мне казалось. Раньше еще сложнее было учиться грамоте. Давай вернемся домой, вот теперь мне хочется побыстрее выполнить все задания мамы. Даша, даю слово, что обязательно научусь хорошо читать и писать!

Ссылка на основную публикацию